…. Выпятив подбородок, он ответил ей прямым упрямым взглядом, в котором плескался сдержанный гнев пополам с испугом. Девушка приложила руку к тыльной стороне его ладони, удерживая её на месте, и поднесла кончик ножа к бледной коже.

 – Разве ты не достаточно сегодня крови пролил? – тихо спросила она.

– Видимо единственное, что у меня хорошо получается, так это истекать ради тебя кровью.

 Гермиона чуть надавила кончиком лезвия, – удивившись попутно, насколько смирно реагирует нож, ведь она ожидала от него неповиновения как минимум, – и, без усилий проколов кожу, провела диагональный разрез. Малфой зашипел и едва заметно напрягся. Они смотрели, как протянувшаяся следом за острием тоненькая полоска надреза быстро набухла ярко-красной кровью.

 «Чистой кровью», – с горечью подумала Гермиона.

 Они переглянулись, он ровно и чуть ли не трепетно заговорил:

 – Я – Драко Слэйд Малфой, последний и единственный наследник клана Малфоев, с честью несу и секреты, и обязательства моего клана, но в жилах моих течет кровь куда более древнего рода Fer obbee aiteam, и в этом мы с тобой едины.

 Он медленно протянул руку и она скрепя сердце, осторожно повернула клинок рукоятью вперед и позволила ему забрать оружие. В момент когда ребята вместе коснулись ножа их ладони прошил несильный разряд магической энергии. Гермиона быстро отпустила кинжал и, чуточку помявшись, подала слизеринцу немного подрагивающую ладонь. Малфой взял руку гриффиндорки в свою, в точности повторяя её жест, и провел неглубокую, аккуратную черту. Девушка едва слышно охнула, но никак иначе не отреагировала.

 – Я-я, Гермиона Сабриэль Грейнджер, – она помолчала, собираясь с мыслями, и, выдавив немного грустную улыбку, продолжила: – одна из многих представителей клана Грейнджеров, я говорю за них, отличных от нас, за тех, кому никогда о нас не узнать. Но в жилах моих течет кровь куда более древнего рода Fer obbee aiteam, и в этом мы с тобой едины.

 На лице Малфоя появилась тень улыбки:

– Мы, Fer obbee aiteam, потомки Волшебного народа. Ведьмы и маги. Волшебство струится в нашей крови, сила наша врожденна, магия – часть нашего естества. Мы властны распоряжаться ей, будь то через палочку, зелье или без них, мы вольны взывать к источнику, что сокрыт в нас, и этим мы отличаемся от всех прочих. Будь ты хоть незнакомкой, хоть врагом, мы по праву рождения принадлежим к общему началу и сейчас я взываю к этой единой и нерушимой связи, – слова падали медленно, он проговаривал их четко, следя, чтобы она успела всё запомнить.

– Заклятие Бангадх священно. Его свершали наши предки, и мы следуем их примеру. Призываю в свидетели трединство Огня, Воды и Земли, осветите нашу клятву, ибо я пролил кровь за врага моего, и враг мой пролили свою кровь за меня, – он протянул ей окровавленную руку, девушка вложила в неё свою ладонь, и они, морщась от боли, скрепили клятву рукопожатием. Пальцы его показались ей сильными и прохладными а ощупь. – Кровь наша чиста, кровь наша волшебна. Смешивая нашу кровь, я принимаю часть силы моего врага, а она – моей. Отныне мы связаны нерушимой и древней как само время клятвой. Разорвать её под силу лишь нам самим. Гермиона, а теперь слушай внимательно, – он набрал воздуха в грудь. Вокруг всё словно посветлело, может, глаза привыкли к темноте или костер разгорелся чуть ярче, но девушка теперь видела Малфоя много лучше чем прежде.

– До тех пор пока мы не вернемся в наши кланы, я буду оберегать жизнь моего врага, как свою собственную, такова моя клятва. Нарушь я данное слово, и по древним – начертанным недоступным простым смертным языком бессмертных владык – законам, да падет на меня кара. Предательством врага моего, с которым отныне я нерушимо связан, заслужу я судьбу много страшнее смерти. Твоя очередь.

– До тех пор пока мы не вернемся в наши кланы, я буду оберегать жизнь врага моего, как свою собственную, такова моя клятва. Нарушь я данное слово, и по древним, написанным недоступным простым смертным языком бессмертных владык, законам, да падет на меня кара. Предательством моего врага, с которым отныне я нерушимо связана, заслужу я судьбу много страшнее смерти.

– Да будет так, – шепотом закончил Малфой.

– Да будет так.

Да будет так… различила она довольный шелест клинка.

 Необузданная волна Силы обрушилась на них горной лавиной. Гриффиндорка вскрикнула, ощутив сквозь рукопожатие, как дернулся её спутник, а потом зажмурилась и отчаянно вцепилась в его ладонь, словно в последнюю надежную опору посреди разверзшейся вокруг бури. Потом она нащупала другую его ладонь и порывисто сжала пальцы, так они и стояли, взявшись за руки, пока бушевавший вокруг магических вихрь не иссяк, и вновь появилась возможность глотнуть прохладного осеннего воздуха, полнившегося ароматами ночного леса.

 – Ух ты, – выдохнул Малфой и, разжав руки, осел на землю.

 Всё ещё дрожа от пережитого, Гермиона недоверчиво перевернула окровавленную ладонь порезом вверх, но нашла её чистой, без единого следа крови, кожу пересекал лишь свежий розовый шрам. Она легонько провела пальцем по отметине.

 Бангадх заклятие древнее и неимоверно мощное. Торжество передающейся по наследству силы. Гермиона знала о нем немного, в книгах ей изредка встречались обрывочные упоминания. Чистокровные семьи передавали текст клятвы из уст в уста строго среди своего круга, так что широкой публике заклятие было малоизвестно. Но сам факт, что чистокровный заключил Бангадх с грязнокровкой, был не просто скандальным, а кощунственным.

 Малфою об этом заклятии, наверное, рассказали родители, когда он был еще ребенком. Слизеринцу вряд ли доводилось прежде видеть, как заключают подобную клятву…

 Она сжала кулак и, сощурив веки, подозрительно взглянула на него:

– Ты хоть знал толком что творишь?

 Он приоткрыл один глаз, и с подкупающей откровенностью признался:

– Ну да… то есть нет, не очень.

 Она округлила глаза:

– Болван! Ты легко мог спровадить нас обоих на тот свет! Я просто отказываюсь верить в такую глупость!

 Он лишь усмехнулся в ответ и, спустя пару секунд, девушка с удивлением отметила, что уголки её губ растягивает невольная улыбка.

 Между ними почти ничего не изменилось: обиды не забыты и не прощены, но забота о жизни друг друга стала теперь их прямой обязанностью, пускай и под давлением древней клятвы, но она приобрела форму связующей их взаимозависимости. И перемена эта уже несла в себе отголосок чего-то значительного, по крайней мере, утром и них не было и этого.

 Возможно, Малфой был прав, и у них просто не осталось другого выхода.

 _________

В следующей главе: вернемся в Хогвартс. Хитрый старичок Дамблдор успел кое в чем подсуетиться. Снейп на грани и готов либо вырвать последние сальные патлы из своей многострадальной шевелюры, либо в массовом порядке по быстренькому расправиться с популяцией обучающихся в Хогвартсе студизусов, смотря что ему больше приглянется. Гарри всё ещё снится Гермиона, Пэнси лучше поостеречься, Скай пытается натренировать исто слизеринские качества, Люциус со скуки ударился в ивоплетение (а что ещё делать, когда любимая мишень для шпилек пропадает неизвестно где?), чтобы занять свободное время… но про этот его маленький секрет в фике я упоминать все же не стану ;)

 Примечания автора:

König (нем.) – король

Blitz (нем.) – молния

Sturm (нем.) – шторм, гроза, буря

Jäger (нем.) – охотник, истребитель

Fresser (нем.) – обжора, поглотитель

Bangadh (кельт.) – обет

Aiteam (кельт.) – люди

fer obbee (кельт.) – волшебник, маг, колдун

 Имя Разиэль это отсылка к моему любимому герою игровой вселенной FF, но выбор имени для героя был обусловлен еще кое-какими немаловажными предпосылками.

Бесплатный хостинг uCoz