Магазин «Горбин и Бэнкс» интересовал Драко Малфоя не больше, чем прошлогодняя модель гоночной метлы. Семнадцатилетний юноша обреченно вздохнул и небрежно облокотился на заплесневелый прилавок, пока его отец демонстрировал чудеса выдержки и равнодушия, игнорируя нетерпение сына.

 Драко был в этом дурацком магазине бесчисленное количество раз, однако, за исключением пары странных штуковин там и тут, содержимое витрин оставалось неизменным. Все товары в них служили только одной цели - сбить с толку излишне пытливых инспекторов Министерства, и для продажи не предназначались. Драко понимал, что безделушки из «Горбин и Бэнкс» никому не нужны. Всех интересовали по-настоящему стоящие вещи — предметы, которых не увидишь на витринах, товары из задних комнат. Наслушавшись сказок о непостижимых и опасных магических артефактах этого магазинчика, Драко изнывал от желания заглянуть в подсобки, но посторонним подобное не дозволялось, а охрана помещений, по слухам, не уступала охране Гринготтса.

 Вынужденно застряв здесь, Драко в очередной раз мерил шагами крохотный, запущенный магазинчик. Сегодняшнее его посещение ничем не отличалось от предыдущих. Беглый осмотр подтвердил, что с прошлого раза не изменилось ровным счетом ничего. Казалось, что на всей Диагон аллее все оставалось по-прежнему с момента его последнего появления. Это было ужасно скучно. После семи лет покупки перед началом учебного года превратились в рутинную обязанность.

 А Малфои попросту не связывают себя обязательствами.

 На самом деле, он предпочел бы остаться дома или прогуляться с друзьями, отправив пару домовых эльфов закупить все необходимое для Хогвартса, но его отцу понадобилось зайти за парой вещиц в переулок Мрака, в то время как матери захотелось развеяться после полудня вне поместья. И хотя Драко был твердо уверен, что на Диагон аллее его ничего не заинтересует, прогулка по магазинам с родителями означала как минимум один подарок. Необходимо было убедиться, что ему купят то, что он хочет, поэтому юноша решил составить им компанию. Пока что худшие опасения подтверждались.

 Единственным утешением для Драко служило то, что бесполезное времяпрепровождение близилось к концу. Большая часть его школьных принадлежностей, включая шесть новых книг и традиционный набор лучших мантий, какие только можно купить за галлеоны, лежали на прилавке, упакованные в опрятный маленький мешочек, зачарованный для удобной транспортировки. Нарцисса приобретала ингредиенты для продвинутого курса Зельеварения – последнее, что было указано в списке необходимых вещей. И если мистер Горбин в ближайшем будущем соизволит-таки принести заказ Люциуса, то они отправятся взглянуть на ботинки из драконьей кожи, которые Драко присмотрел себе в начале прогулки. Но мистер Горбин не торопился.

 Драко оглянулся через плечо на третьего участника их совместного променада.

 Рудольфус Лестрандж стоял напротив стеллажа, заполненного куклами. Матерчатые, пластиковые, свитые из колосьев, несколько стеклянных - и все как одна проклятые, одержимые, или под завязку наполненные темной магией. Драко повернулся и смерил мужчину сердитым взглядом. Лестрандж стоял неподвижно, разглядывая кукол, чуть склонив голову набок, будто прислушиваясь.

 Прежде Драко никогда не доводилось встречать сумасшедших, но теперь он отчетливо почувствовал, что Рудольфус Лестрандж – абсолютный и законченный психопат. Догадка юноши была недалека от истины.

 Лестрандж и его жена Беллатрикс жили у Малфоев, естественно тайно и с измененной внешностью, с того момента, когда в прошлом году Волдеморт вызволил их из Азкабана. Сейчас Рудольфус отзывался на имя «Филипп», а его жена -  на «Маргарет». Но им обоим нравилось периодически менять свои вымышленные имена. Драко это казалось странным и, несомненно, глупым, так как они славились привычкой представляться под различными именами людям, которых они уже встречали прежде, но, черт побери, какое ему дело?

 Жизнь в поместье Малфоев не сильно изменилась с прибавлением пары новых домочадцев, но Драко все еще было довольно жутко, выползая из кровати посреди ночи, натыкаться на Рудольфуса Лестранджа, бесшумно блуждающего по коридорам, как призрак, или стоящего в передней, уткнувшись взглядом в окно, будто ожидая кого-то. Еще более тревожными Драко казались разговоры, которые Рудольфус иногда заводил с ним. Лестрандж, по-видимому, испытывал привязанность к юноше, а потому рассказывал ему о посвящении в Упивающиеся, о своих обязательствах перед лордом Волдемортом. Такие разговоры не были для Драко в новинку, но Рудольфус любил заострять внимание на том, насколько Драко напоминает ему его господина, и как, если юноша действительно хочет владеть своей судьбой, он должен освободиться от всего, что сдерживает его. У парня сложилось впечатление, что Рудольфус пытался ему на что-то намекнуть, но он так и не смог понять, на что именно.

 Беллатрикс была чуть менее сумасшедшей. Но лишь капельку. Основную часть времени женщина проводила за разговорами с самой собой вполголоса и за приготовлением зелий, о которых Драко никогда не слышал. Кроме того, она была неприветлива и легко раздражалась — молодой человек избегал ее.

 Малфой-младший недоумевал, почему Рудольфус настоял на том, чтобы пойти с ними сегодня. Он определенно ничего не покупал, но само его присутствие вызывало раздражение. Несмотря на Оборотное зелье, выпитое им этим утром, мужчина по каким-то причинам отказался покинуть дом без маски, как если бы опасался, что кто-то узнает его вопреки зелью. Отговорить его Люциусу не удалось. В итоге Лестрандж следовал за ними, словно привидение: белая театральная маска на лице, короткие взлохмаченные светлые волосы и широко раскрытые, поблескивающие глаза янтарного цвета. С тех пор, как они покинули дом, он не проронил ни слова.

 Драко пристально разглядывал Лестранджа, но тот, казалось, его не замечал. Наконец, юноше это надоело, и он отвернулся к прилавку. Мистер Горбин задерживался.

  Драко закатил глаза, бормоча себе под нос что-то о некомпетентных продавцах и ужасном обслуживании, за что был удостоен раздраженного взгляда отца, и неохотно умолк. Юноша предположил, что тот все еще злится на него за то, что не его выбрали старостой школы. Узнав о выборе Дамблдора, Люциус прочел ему длинную и унизительную лекцию. А когда, пытаясь оправдаться, Драко указал, что Люциус также не был старостой… Юношу передернуло от воспоминания: это не сошло ему с рук безнаказанно.

 Драко искренне не понимал, зачем ему это звание. Ему было плевать на звание школьного старосты. Все эти ранги были фикцией, удобным оправданием того огромного объема работы, который возложат на тебя профессора, приговаривая, что ты должен быть благодарен им за оказанную тебе честь. Юноша нуждался в намного более весомом стимуле. Маленький, тусклый оловянный значок – слишком жалкий мотив в борьбе за звание старосты.

 Драко бросил хмурый взгляд на Люциуса, когда тот отвернулся. Отец может негодовать и устраивать скандалы, сколько влезет, но это ничего не изменит, и уж точно не заставит его пересмотреть свое решение.

 Единственное, что беспокоило его в сложившейся ситуации – это почти непоколебимая уверенность, что главными старостами станут Поттер и Грейнджер. Дело в шляпе. Это лишь развяжет ему руки. К черту их, так или иначе! Он всерьез рассчитывал, что это занятие отнимет у Поттера время на тренировки по квиддичу, а у Грейнджер - время на учебу. Ну, разве не чудесная выйдет шутка. Возможно, в этот раз он сумеет воспользоваться ситуацией и выйдет победителем.

 Дверь в дальнем углу темного коридора взвизгнула, открываясь на проржавевших петлях, и появился мистер Горбин, на вытянутых руках несущий черную прямоугольную шкатулку, будто опасаясь лишний раз прикоснуться к ней.

  - Вот он… вот он, - прокряхтел неопрятный сгорбленный старик, ковыляя по коридору, - Прошу прощения за задержку.

 Неожиданно для себя Драко с интересом наблюдал из-за плеча отца, как мистер Горбин с предельной осторожностью ставит шкатулку на прилавок. Она была сделана из какого-то тусклого черного металла, и даже с того расстояния, на котором стоял Драко, ему казалось, что она издает неприятный глухой гул.

 - Вот он, - повторил Горбин приглушенным голосом, - прямо от мастера, изготовлен точно так, как вы указали, и ни разу не осквернен прикосновением человеческих рук.

 Люциус наклонился и осторожно снял крышку. Внутри, поверх слоя толстого черного бархата, лежали два предмета. Один оказался большими ножнами из черной кожи, другой - блестящим серебряным кинжалом. Оружие было новым и отполированным до блеска. Кинжал — простым, без изысков. Рукоять – массивной и гладкой: без инкрустации или приятной глазу гравировки; клинок – прямым. Единственным его достоинством было то, что он выглядел и был очень и очень острым.

 Драко был разочарован.

 - Да это обычный кухонный нож, – пробормотал он.

 Люциус сердито зарычал и открыл было рот, но мистер Горбин его опередил.

 - Нет, нет, мой дорогой мальчик, - с укором погрозил пальцем владелец магазина. - Это воистину уникальный кинжал, исключительно редкий и предельно сложный в изготовлении. Сейчас его можно назвать Основой. Кинжал чист, лишен каких бы то ни было посторонних воздействий и волшебных свойств. Но как только клинок будет пущен в ход... Он начнет поглощать окружающую его магию. При использовании в темной магии, он будет впитывать темную энергию, станет источником могущества: чем больше вберет в себя клинок, тем больше будет его сила. Со временем, при правильном обращении, он может стать по настоящему великим, и тогда будет назван «Неуловимым ножом».

 - О! - порядком пристыженный, удивился Драко.  - Тогда я догадываюсь, о чем идет речь. Но клинок, о котором я читал, был использован против темного мага. Он назывался Expletus Flamma - Совершенное Пламя.

 Низкий, протяжный стон Лестранджа раздался позади них, и трое мужчин недоуменно оглянулись, но Рудольфус не издал больше ни звука и не шелохнулся. Он не сводил глаз с кукол. Горбин прервал затянувшуюся паузу.

 - Да, да, «Пламя» был одним из самых мощных, когда-либо существовавших, Неуловимых ножей, - он выглядел впечатленным. - К сожалению, он пропал чуть более тысячи лет назад. Я и не знал, что старый профессор Биннс учит и этому.

 Драко самодовольно ухмыльнулся:

  - Он и не учит. Это было в книге, которую мне довелось прочитать.

 Горбин понимающе взглянул на Драко:

 - Совал нос в Запретную Секцию, не так ли, мой мальчик?

 - Разумеется, нет! - резко оборвал Люциус. - Драко никогда не нарушает правила.

 Но на юношу посмотрел одобрительно, явно довольный действиями сына.

 - Конечно, нет, - быстро поддакнул Горбин, - теперь, чтобы активировать нож, вам нужно всего лишь взять его за рукоять, и он начнет поглощать энергию. Аккуратнее с лезвием клинка - до тех пор, пока кинжал не привыкнет к вам, он будет представлять для вас не меньшую опасность, чем для окружающих. Ножны изготовлены специально для него, они в состоянии удержать лезвие так, что оно никогда не прорежет их. Но я должен вас предупредить, что даже при безукоризненном обращении Основа имеет очень высокую вероятность неповиновения ...

 - Я в курсе того, как работает эта прОклятая вещица, - резко встрял Люциус, прерывая его. - Поторопитесь.

 - Да сэр, прошу простить мне мою излишнюю болтливость.

 Горбин взял ножны и расположил напротив наконечника клинка. Затем медленно и осторожно просунул руку под бархат, на котором лежал кинжал, так, чтобы его кожа не коснулась оружия. Слегка подталкивая и направляя, он медленно загнал лезвие в ножны, и выдохнул, когда клинок, наконец, скользнул внутрь, и щелкнул замочком.

 - Ну вот, он в вашем распоряжении, - сказал Горбин, захлопнув крышку шкатулки с явным удовольствием.

 Люциус взял кожаные ножны и хмуро осмотрел их.

 - Могу я взять его?  - спросил Драко.

 Отец бросил на него проницательный взгляд, потом, коротко кивнув, передал сыну ножны.

 - Держи его под мантией и, ради Мерлина, не прикасайся, не то пожалеешь!

 - Хорошо, - буркнул Драко и закрепил оружие на ремне, пока отец расплачивался за покупку.

 Приятная тяжесть клинка, свисающего с его пояса, пришлась юноше по душе, и он отправился к зеркалу, чтобы посмотреть на себя со стороны. Драко самодовольно улыбнулся своему отражению, мысленно желая, чтобы не пришлось прятать оружие под одеждой.

 - Здесь не примерочная! - рявкнул Люциус над плечом сына. - Хватит любоваться собой, будто ты чертова девка. Мы уходим. Пойдем, Филипп.

 Лестрандж побрел к выходу. Метнув в отца еще один ядовитый взгляд и приосанившись, Драко последовал за мужчинами.

- Удачного дня, джентльмены, - сказал Горбин им вслед. - Приятно было иметь с вами дело. Передайте мои наилучшие пожелания миссис Малфой.

Люциус не обратил на старика никакого внимания, в отличие от Драко, который обернулся, переступая порог. Горбин вздрогнул и попытался выдавить слабую улыбку, но юноша заметил брошенный на них пристальный, полный ненависти взгляд. Драко злобно оскалился, довольный тем, что в очередной раз подловил старого двуличного ублюдка, и удалился прочь неторопливой походкой, напоминая себе о необходимости найти способ использовать двуличие Горбина в собственных целях.

Переулок Мрака был относительно безлюден. В отличие от Диагон аллеи – там было не протолкнуться. Драко стиснул зубы. Он ненавидел толпы, толчею, необходимость пропихиваться и невыносимую жару на исходе лета, будто накрывшую весь город шерстяным одеялом. Спустя пару минут юноша едва сдерживался, дабы не начать расталкивать прохожих на своем пути. Они бесцельно бродили, точно коровы, не принимая в расчет людей, спешащих по делам.

 «И эта необычно жаркая погода!» - досадливо думал он, хмурясь на небо и стирая пот со лба.

 Следуя за мелькающей впереди спиной отца, он осматривался в поисках знакомых. Юноша заметил нескольких рейвенкловцев своего возраста, посмеиваясь про себя, прошел мимо третьекурсниц-хаффлпафок, которые съежились от страха, когда он угрожающе оскалился в их сторону, а увидев в толпе пару шестикурсников Слизерина, небрежно кивнул – они не стоили его внимания.

 Миссис Малфой дожидалась их перед магазином «Лучшее от Боули», болтая с двумя женщинами, которые были одеты также богато и нарочито пышно, как и она. Нарцисса заметила их и едва улыбнулась Драко, сбросив на мгновение свою презрительную маску.

 - А, вот и он! – воскликнула одна из женщин. - Драко, дорогой, рада снова тебя видеть.

 "Миссис Пьюси", - поежившись, вспомнил ее имя Драко и заранее расправил плечи, как человек, отправляющийся в логово льва.

 "Нет, не стоит приплетать сюда гриффиндорцев", - некстати упрекнул себя юноша.

 - Нарцисса, каким же красавцем он вырос, - проворковала другая, миссис Буллстроуд.

 - Вылитый отец, - добавила она, когда Люциус поцеловал ее ладонь, унизанную драгоценностями.

 - Дамы, - учтиво сказал он.

 - Ну-ну, ты не должна флиртовать, Татьяна, - пожурила подругу госпожа Пьюси, когда Люциус целовал и ее руку.

 Драко и Нарцисса обменялись бесстрастными взглядами.

 - Рада была повидаться с вами, - сказала Нарцисса, - но, боюсь, у нас с Люциусом много неотложных дел.

 - О, безусловно, дорогая, - ответила госпожа Пьюси. -  Не смею дольше вас задерживать. На неделе ожидаю тебя на чай.

 И она расцеловала воздух возле щек Нарциссы

 - На следующей неделе я устраиваю garden party* - сказала госпожа Буллстроуд, - непременно пошлю тебе приглашение.

 - Почту за честь, - дипломатично ответила Нарцисса.

 - Всего хорошего, Люциус.

 Он кивнул.

 – Счастливо! - воскликнула женщина и растворилась в толпе.

 Нарцисса выдохнула, когда они обе скрылись из поля зрения.

 - Эти невыносимые нахалки, как пара торнадо, - огрызнулась она тихо.

 Драко усмехнулся. Ему были по душе отстраненность и нарочитая пренебрежительность к окружающим, которые демонстрировала его мать. Едва ли он догадывался, какой стервозной дамочкой была она во времена своей учебы в Хогвартсе.

 - Мистер Горбин передавал привет, - сказал сын, зная, что этим лишь разозлит отца.

 Нарцисса едва слышно фыркнула, в то время как Люциус неодобрительно хмыкнул.

 - Что ж, пойдем, - мать подхватила юношу за руку, чтобы отвести внутрь, - посмотрим на те ботинки, без которых тебе никак не обойтись.

 - Не делай из него слюнтяя, - резко бросил Люциус.

 Лицо Нарциссы застыло, и она, не оглядываясь, выпустила руку сына.

 Драко стиснул зубы.

 Уязвленный грубым комментарием отца, юноша не стал привередничать и быстро выбрал необходимое. Магазин не представлял для Люциуса особого интереса, поэтому он развлекал себя тем, что отпускал язвительные комментарии в адрес жены и сына. Нарцисса выбрала себе пару изящных туфель, а Драко был настолько доволен парой ботинок из драконьей кожи, что из магазина вышел уже в них.

 Очевидно, слух о том, что Малфои посещали «Лучшее от Боули» стал достоянием общественности, так как напротив магазина их ожидал Теодор Нотт. Нотт был лучшим другом Люциуса, а Нарцисса с Ясмин отлично ладили. Четверо взрослых с энтузиазмом обменялись приветствиями, и Драко догадался, что это завершиться ленчем с напитками в «Дырявом Котле». Возможно, это было бы вполне сносным и даже недурным продолжением дня, если бы здесь присутствовал Теодор-младший.

 - Извините, миссис Нотт, - вежливо перебил Драко, - а Тед с вами?

 - О, сожалею, дорогой. Тедди обзавелся всем необходимым еще на прошлой неделе. А сегодня он развлекается с кузенами.

 «Черт!»

 Полдень заканчивается совсем не так, как он предполагал. К тому же ему придется провести следующие пару часов, слушая скучные разговоры, ощущая пристальный взгляд Рудольфуса и притворяясь вежливым и любезным, если не хочет, чтобы отец напустился на него по возвращении домой.

 Так и вышло. Ясмин практически сразу предложила совместный обед в «Дырявом Котле», и когда Драко, покорно последовавший за ними, уже заставил себя смириться с неизбежным, кое-что привлекло его внимание.

 Он моргнул от удивления и медленно искривил губы в жестокой усмешке.

 Там, у поворота в переулок Мрака стояла грязнокровка Грейнджер. Эти кудряшки и огромный рюкзак он узнал бы где угодно. Она заинтересованно рассматривала переулок, переминаясь с ноги на ногу, точно чувствуя вину за свое любопытство. Драко оглянулся в поисках Поттера и Уизли, но девчонка, кажется, была одна.

 Он просто не может позволить себе пройти мимо, не поздоровавшись!

 - Отец?

 - В чем дело? – остановившись, спросил Люциус и неодобрительно оглянулся на юношу. Лестрандж тоже остановился, обратив взгляд янтарных глаз на Драко.

 - Отец, могу я отойти поздороваться с другом из школы? - и он озорно улыбнулся, глядя на Гермиону.

 Люциус разглядел девчонку, замер и ухмыльнулся.

 - Полагаю, да.

 - Великолепно.

 Но не успел Драко и шагу ступить по направлению к ней, как тяжелая ладонь отца легла на его плечо.

 - Не делай ничего необдуманного, мальчик. Здесь слишком много свидетелей.

 - Я же не собираюсь заавадить ее посреди чертовой толпы! - вскипел юноша.

 - Хочу убедиться во взаимопонимании, - он отпустил оскорбившегося сына, поправив его воротничок. - Играй… осмотрительно.

 - Морсмордре, - прошипел Лестрандж, когда Драко поравнялся с ним.

 Стараясь остаться незамеченным, юноша встал за спиной гриффиндорки, рассеянно озиравшейся по сторонам. Быстро оглянувшись, он толкнул ничего не подозревавшую девушку, и она, испуганно вскрикнув, упала на мостовую.

 Люциус улыбнулся, наблюдая за ними, а Лестрандж испустил очередной низкий стон.

 Примечание автора: сюжет отчасти основан на книге Стивена Кинга «Девушка, любившая Тома Гордона». Неуловимый нож (Subtle Knife) заимствован из трилогии Филипа Пулмана «Темные начала»

__________

*‘garden party’ – вечеринка, бал в саду, прием на открытом воздухе. В русском языке нет эквивалента для этого выражения (Здесь и дальше примечания перев.). | в текст

Бесплатный хостинг uCoz